Ситуация с беженцами на Кипре достигла критической отметки

Кипр отчаянно нуждается в помощи Евросоюза, чтобы справиться с наплывом беженцев и мигрантов. Те из них, кто уже оказались на острове, сталкиваются с ужасными условиями, пока ждут обработки своих обращений.


© DW/M. Karakoulaki

Находясь в Турции, Амир и Лейла должны были принять судьбоносное для них решение: просить политического убежища. Они решили бежать из Ирана, когда правительственная организация, в которой работал Амир, подвергла сомнению его религиозные убеждения. Пара отправилась в путь туда, куда позволяли их иранские паспорта, но когда они поняли, что больше продолжать не могут, то решили просить убежища на Кипре – они могли легально находиться на территории Турецкой Республики Северного Кипра, государства, признанного только Турцией.

Большое количество лиц, ищущих убежище, обычно прибывают в аэропорт Эрджан на севере страны, а затем направляются в греко-кипрскую часть, чтобы просить международной защиты. С началом кризиса беженцев в регионе на Кипре резко возросло их количество. Если в 2016 году этот показатель составлял 2871, то в 2018 году он подскочил до отметки в 7713. До июня этого года убежище просили 6554 человек — ожидается, что к концу года их станет намного больше. В то же время в миграционных органах страны накопилось 14 000 обращений за убежищем. Кипрское правительство уже обратилось к ЕС за помощью в переселении не менее 5000 мигрантов на основе двусторонних соглашений.

Количество обращений за убежищем на Кипре за 2009-2019 гг. Источник: УВКБ ООН (июнь 2019)

В недавнем письме к правительству Димитрис Аврамопулос, комиссар ЕС по вопросам миграции, пообещал свою поддержку Кипру, заявив, что ЕС предпринимает значительные меры, чтобы помочь стране как в финансовом, так и в оперативном плане. Они рассматривают возможность переселения людей в другие страны Евросоюза. Г-н Аврамопулос добавил, что Евросоюз совместно с Турцией должны предотвратить создание новых миграционных маршрутов.

“Одной из главных проблем на Кипре остается большая задержка с рассмотрением обращений о предоставлении убежища, поскольку их число резко возросло за последние два года, и система не была к этому готова. Она не рассчитана обработку такого огромного количества”, – отметила Катя Саха, представитель УВКБ ООН на Кипре.

“Решение первой инстанции должно быть обработано в течение шести месяцев. На Кипре это может занять несколько лет. Чтобы принять окончательное решение по обращению за убежищем, на данный момент требуется от трех до пяти лет. Человек, который приезжает, остается со статусом лица, ищущего убежище, на срок до пяти лет. Есть конкретные случаи, когда люди оставались с этим статусом в течение 10 лет”, – говорит она.

Тяжкие условия

После того, как Амир и Лейла прошли через первые этап на пути к получению убежища, их отправили в лагерь беженцев Кофину между Ларнакой и Лимассолом. Это единственный лагерь беженцев на острове, помимо лагеря близ Никосии, где находятся вновь прибывшие искатели убежища.

Те, кто живет в Кофину, ждут рассмотрения своих обращений, и, хотя вместимость лагеря составляет 400 человек, в настоящее время там находятся только 250. Люди живут в грузовых контейнерах, переоборудованных в комнаты, лагерь разделен на разные секции в зависимости от статуса живущих там людей.

Несмотря на их небольшое количество, Амир описывает условия проживания как ужасные. “Там водятся тараканы и жуки. На кухне всегда грязно, и мы стараемся не ходить в туалет”, – говорит он.

DW/M. Karakoulaki

Амир и Лейла говорят, что условия в лагере беженцев хуже некуда. © DW/M. Karakoulaki

Но самое худшее – это бесконечная скука ожидания.

“Когда вы знаете, что, скажем, собеседования вам еще ждать один год, то вы можете все распланировать заранее. Но когда вам сообщают, что собеседование через 10 дней, вы начинаете считать часы. Затем за три дня до знаменательной даты миграционная служба его отменяет. Вы представить себе не можете какой это стресс”, – подчеркнул Амир.

Под поверхностью

Однако, когда человека признают беженцем, его условия не улучшаются.

Мохаммед решил попросить убежища на Кипре под влиянием момента. Он был в стране на конференции ООН и решил, что это идеальная возможность для побега из Сомали. Мохаммед работал журналистом-расследователем и писал о боевиках группировки “Аш-Шабаб”. Он прошел через тот же процесс, что и Амир, и Лейла, а когда получил международную защиту, то ему удалось перевезти свою жену. Тем не менее, его жизнь лучше не стала, поскольку на Кипре нет устойчивой системы интеграции.

Мохаммед пытается адаптироваться на Кипре и запускает петицию, призывающую организовать уроки языка для беженцев. © DW/M. Karakoulaki

“Когда я впервые приехал на Кипр, я столкнулся со множеством проблем. В Сомали у меня была хорошо оплачиваемая работа, друзья. Здесь у меня не было ничего. Моя жизнь была неполной. С местным сообществом общаться нелегко, нужно время, чтобы узнать культуру и людей”, – отметил Мохаммед.

По его словам, количество людей, ищущих убежище, становится все более серьезной проблемой для Кипра, поскольку страна действительно не готова иметь дело с их большим наплывом. Мохаммед старается быть активным членом общества и помогать беженцам в их интеграции. Один из способов – поощрять их к изучению языка. С этой целью он создал онлайн-петицию с просьбой предоставить доступ к урокам греческого языка для взрослых беженцев.

Вклад в развитие общества

“Если у беженцев есть возможность получить надлежащее образование, то они могут принести большую пользу кипрскому обществу. Когда некоторые из них уезжают за границу и начинают там процветать, то можно смело говорить о том, что их успехи – заслуга Кипра”, – подчеркнул Мохаммед.

Беженцы прилагают все усилия, чтобы стать полноправной частью общества, вносить в него свой вклад. Однако доступ к рабочим местам ограничен сельскохозяйственным сектором и сферой обслуживания. По словам Кати Саха из УВКБ ООН, ключом к интеграции является доступ к рынку труда:

“Лица, ищущие убежище, и беженцы, которые приезжают к нам, не хотят зависеть от социальных льгот. Они хотят, чтобы к ним относились с достоинством и уважением”.

Оригинал: Deutsche Welle