После многих лет безгражданства Умиджон из Баткена и его семья стали гражданами Кыргызстана

Умиджон отлично ладит со всеми в округе. Врожденная глухота не мешает двадцатилетнему парню выполнять домашние обязанности, общаться по мобильному телефону и играть в футбол со сверстниками.

«Мы переехали в 1993 году в Узбекистан, всей семьей. Работали там, дети учились. У нас раньше были узбекские документы, по ним и пересекли границу. В 2007 году захотели вернуться, тогда уже были границы между нашими странами. На пограничном посту у нас забрали узбекские документы и дали временные кыргызские. Так мы и жили вплоть до 2018 года», — говорит Жээнбек байке, отец Умиджона.

Сегодня семья проживает в Баткенской области, недалеко от кыргызско-узбекской границы. Жээнбек байке занимается домашним хозяйством, пока жена и невестка на работе. Верным помощником для него является младший Умиджон. За него семья переживала больше всего.

«Я посещал специализированную школу-интернат для глухих в Узбекистане, а потом границы закрылись. Я оказался по эту сторону границы, а школа была по ту. С девятого класса я перестал учиться. Вблизи от дома больше не было специализированных школ, только в Джалал-Абаде. Аттестат о том, что окончил 9 классов, тоже не смог получить из-за того, что мои документы были недействительны. Родители старались поддерживать меня, заказывали учебники из Узбекистана по сурдопереводу, чтобы я мог общаться жестами, но меня и так понимают. Я как будто чувствую, что мне хотят сказать»,- улыбается парень.

После распада СССР многие этнические кыргызы и не только остались в подвешенном состоянии. Десятки тысяч людей не могли получить документы из-за неосведомленности и несовершенства законодательной базы. Бюрократия в системе учета граждан вынуждала людей бросать попытки получить право на гражданство. Только на юге страны за пять лет реализации проекта по выявлению и искоренению безгражданства Агентство ООН по делам беженцев (УВКБ ООН) совместно с партнерами выявили более 10 тысяч людей, которым требовалась помощь. Многие из них были обладателями красного паспорта бывшего СССР.

«Раньше ведь паспорта не были нужны, границы были свободные, — говорит отец Умиджона. — Мы пересекали границы и не понимали, что однажды останемся за чертой без документов. В первое время не понимаешь, что делать, к кому обращаться? Потом приходишь постепенно к мысли, если не начать решать проблему, то детям будет тяжело. Мы простые люди, мне скоро на пенсию, Умиджону тоже нужно было получать пенсию по инвалидности. Время неумолимо шло. Я пошел в паспортный стол с одной целью – понять, что делать дальше, и узнал о юристах, которые разъезжают по домам и спрашивают жильцов, имеются ли у них проблемы с документами. Вскоре они доехали и до нас. С их помощью мы вначале подали на статус кайрылмана, а через год пришел указ о выдаче мне гражданства. Паспорт я получил в 2014 году».

Организация «Юристы Ферганской долины без границ» оказывает помощь беженцам и лицам без гражданства с 2003 года. Когда в 2014 году УВКБ ООН запустило глобальную кампанию #IBelong, нацеленную на искоренение безгражданства к 2024 г., у организации, возглавляемой Азизбеком Ашуровым, уже был обширный опыт работы в этой сфере.

«В 2014 году при финансировании УВКБ ООН удалось создать мобильные юридические клиники и рассказать широкой общественности об этой проблеме. Мы обнаружили, что территория Кыргызстана в Ферганской долине – густонаселенном регионе Центральной Азии, который также охватывает части Узбекистана и Таджикистана – была самым проблемным местом, где без документов жили более 10 тысяч человек. Выезжали на «Нивах» в горные отдаленные участки, когда техника не могла добраться, пересаживались на коней. За пять лет реализации кампании удалось помочь 10 820 людям на юге республики», — отмечает Ашуров, директор организации «Юристы Ферганской долины без границ».

После получения гражданства Жээнбек байке первым делом занялся документами Умиджона, чтобы он мог получать пенсию по инвалидности и по возможности продолжить обучение. Умиджон получил паспорт в 2018 году.

«Я был очень рад. Я никогда не грустил из-за своего недостатка, но сильно переживал по поводу документов, которых у меня не было. Сейчас я думаю над тем, что буду делать дальше. Пока подрабатываю на стройке, чтобы помочь родителям. В свободное время иду играть в футбол, скоро начну учить иностранный язык. Мечтаю попасть на игру своего любимого английского клуба «Арсенал».

Умиджон Арзибаев

Проблемы с документированием в основном были актуальны на приграничных территориях, где жили люди с документами времен СССР, либо дети, которые будучи гражданами Кыргызской Республики с рождения не имели свидетельства о рождении.

«Мы начали исполнение глобального плана по искоренению безгражданства под девизом: «ни одно село, ни один гражданин, находящийся на территории Кыргызстана, не должен остаться без внимания». Это было на базе 60 организованных мобильных групп, куда входили сотрудники всех отделов нашего департамента, члены местного самоуправления и партнеры – юристы. В период с 2014 по 2017 годы выявили более 14 тысяч лиц без гражданства. Из них на сегодня осталось 57 человек, которые ожидают подтверждения гражданства, но мы считаем, это уже решенные дела, так как собраны все материалы и пройдены соответствующие процедуры»,- отмечает глава Департамента регистрации населения и актов гражданского состояния при ГРС ПКР Мухабат Пратова.

По словам регионального представителя УВКБ ООН по Центральной Азии Ясуко Ода, политическая воля и оцифровка актов гражданского состояния то, что отличает Кыргызстан от других стран региона.

«Ключевым было решение сделать общенациональное картирование, регистрацию в масштабе всей страны. Это было достаточно смело, поскольку требовало множества решений на разных уровнях. Государственная регистрационная служба была очень заинтересована том, чтобы все прошли регистрацию, и активно нам в этом помогала. Мы работали с государственными органами в пяти странах в Центральной Азии на протяжении многих лет, и я действительно чувствую, что все понимают эту проблему и все хотят найти решение. Это нелегко, потому что требует вовлечения многих министерств, различных отделов, Центрального аппарата. Мы рады, что Кыргызстану удалось положить конец такому явлению, как безгражданство».