Беженцы ищут психологическую помощь после взрыва в Бейруте

После того как ее дочь пережила сильное эмоциональное потрясение из-за взрыва 4 августа, Фахима из Сирии обратилась в УВКБ ООН, которое организовало профессиональную помощь в ее психологической реабилитации.

Четырехлетняя сирийская беженка Манар играет со своим братом Джамалем у себя дома в Бейруте, Ливан.

Когда ударная волна от взрыва в порту Бейрута пронеслась через ее дом в районе Джнах, распложенном неподалеку, Фахиму отбросило через всю комнату. Однако в своем сознании она переместилась еще дальше.


«Я почувствовала, будто вернулась в Сирию и попала под бомбежку, – говорит 35-летняя беженка из Алеппо. – Я забыла, что нахожусь в Ливане и что взрыв произошел именно здесь».

Для Фахимы, потерявшей среднего сына Мустафу еще до того, как семья бежала от конфликта в Сирии, тот ранний августовский вечер в Бейруте вызвал поток болезненных воспоминаний и эмоций.

Сначала ее охватила паника, когда она не смогла сразу найти свою младшую четырехлетнюю дочь Манар, которая в тот момент играла на улице со своим братом.

«Мне показалось, что наступил конец света»

«Когда я вышла на улицу, то увидела дым, разбитое стекло и не могла найти свою дочь, – объясняет Фахима. – Мне показалось, что наступил конец света. Словами не передать, что я тогда чувствовала».

Девочку нашли прячущейся за большим горшком с растениями перед соседним зданием и быстро передали матери, но вскоре стало ясно, что мощный взрыв сильно повлиял на психическое здоровье Манары.

Бесстрашная белокурая девочка с выразительными голубыми глазами теперь отказывается ложиться спать, если дверь в ее спальню не заперта, боится любого громкого шума и не отходит от мамы.

«Она изменилась. У нее появился страх, которого раньше не было, – рассказывает Фахима. – Она постоянно зажимает уши руками, если слышит какой-нибудь звук, и говорит, что будет еще один взрыв. Но раньше она не была такой. Раньше она была очень храброй».

Четырехлетняя сирийская беженка Манар у себя дома в Бейруте, Ливан. © УВКБ ООН/Диего Ибарра Санчес

Обеспокоенная психическим состоянием своей дочери, Фахима обратилась за помощью в УВКБ ООН. Ее направили в Фонд Махзуми – местную партнерскую НКО, оказывающую услуги по охране психического здоровья сирийским беженцам и уязвимым ливанцам при финансовой поддержке Агентства. Там ей назначили встречу с психологом.

Во Всемирный день психического здоровья (10 октября) УВКБ ООН вновь подтвердило свою приверженность поддержке беженцев, вынужденно перемещенных лиц, лиц без гражданства, а также уязвимых членов принимающих общин в плане их психического здоровья.

Агентство стремится включать в свою работу вопросы психического здоровья и психосоциальной поддержки. Этот аспект становится все более важным во время пандемии COVID-19, которая может спровоцировать психическое расстройство из-за растущей изоляции, потери средств к существованию и неопределенности в плане будущего.

Во всем регионе Ближнего Востока и Северной Африки УВКБ ООН и партнеры активизировали свою деятельность по оказанию психосоциальной поддержки в ответ на тревожные сообщения о растущем числе проблем с психического здоровья среди вынужденно перемещенных лиц. Речь идет о трехкратном увеличении числа сообщений о самоубийствах и членовредительстве в ливанском национальном колл-центре УВКБ ООН.

После взрыва, произошедшего два месяца назад, психолог Мирна Маавад поделилась, что видела, как несколько детей, живших недалеко от места взрыва, приходили в ее клинику с симптомами посттравматического стрессового расстройства (ПТСР).

«Видно, что этим детям страшно – они плачут, кричат, не отходят далеко от родителей, – говорит Маавад. – По ночам им снятся кошмары, некоторые мочатся в постель».

Во время своих сеансов Маавад с помощью рассказов объясняет детям, что, хотя такие травмирующие события, как взрыв и могут произойти, все это остается в прошлом. Она учит тому, как лучше преодолевать свои страхи.

Маавад считает, что масштаб проблемы может быть особенно велик среди сирийских беженцев, которые бежали от конфликта у себя на родине и приехали в Ливан, чтобы обрести безопасность. «Этот взрыв особенно сильно повлиял на них, так как он вызвал воспоминания об их предыдущем опыте», – объяснила Маавад.

Хотя сама Манар родилась в Ливане и не застала конфликт в Сирии, ее юный возраст сам по себе усложняет процесс реабилитации.

«Когда человек переживает травмирующие события в молодости, лечить его труднее, потому что это произошло в том возрасте, когда он еще не в состоянии уверенно самовыразиться, – говорит Маавад. – По этой причине мы просим Манар выражать свои мысли с помощью рисования, игр, иногда мы даже используем музыку».

Фахима говорит, что только после трех сеансов она заметила положительные изменения в Манаре, когда она общается с психологом. Тем не менее, ее испуганное поведение проявляется вновь, как только она оказывается дома.

Манар и ее мама Фахима покидают клинику Фонда Махзуми в Бейруте после сеанса психологической поддержки. © УВКБ ООН/Диего Ибарра Санчес

«Благодаря усилиям доктора, она чувствует себя в безопасности и понимает, что взрыв остался в прошлом, что он больше не повторится, – говорит Фахима. – Но когда она приходит домой, то забывает, о чем они говорили на сеансе, и все начинается сначала».

Маавад отмечает, что трудно предсказать, сколько времени займет процесс реабилитации, но шансы на успех возросли вследствие того, что Фахима без промедления обратилась за помощью.

«Если проблемы с психическим здоровьем не лечить, они будут расти вместе с человеком, и потом будет сложнее, – говорит она. – Все зависит от поведения Манары и от того, как родители справляются с ситуацией… Такие вещи требуют времени, нельзя точно определить, как долго. Но польза будет несомненно».

«Когда я вижу терапевта, я чувствую, что есть надежда»

Хотя Манар была направлена непосредственно к специалисту по психическому здоровью, многим беженцам повезло меньше. Психологические потребности беженцев зачастую намного превышают возможности системы охраны психического здоровья в принимающих странах, включая Ливан.

С учетом этого УВКБ ООН и партнеры стали использовать другие подходы, чтобы попытаться увеличить число людей, которым они могут помочь. Например, путем подготовки сетей беженцев, задействованных в качестве добровольцев по работе с представителями общинам. Они способны оказывать базовую эмоциональную поддержку другим людям и направлять более серьезные случаи для дальнейшего лечения, когда это необходимо.

Несмотря на то, что Фахима тяжело переживает произошедшие перемены в Манаре, она говорит, что благодарна за возможность предоставить своей дочери профессиональную помощь и сама ищет помощи в реабилитации после перенесенной ею травмы. Она не считает зазорным обращаться за помощью по вопросам психического здоровья.

«Смерть моего сына, столкновения в Сирии, а теперь и ситуация с Манарой очень меня изменили. Иногда я не сплю по ночам, – говорит Фахима. – Когда я вижу терапевта, я чувствую, что есть надежда. Я чувствую, что это поможет улучшить наше состояние».

Манар (крайняя справа) позирует для семейного портрета со своей сестрой Иман, 13 лет, матерью Фахимой, 35 лет, братьями Джамалем, 15 лет, и Махмудом, 8 лет, и отцом Мухаммедом, 39 лет. © УВКБ ООН/Диего Ибарра Санчес